УПРАЗДНЕННОЕ МИЛОСЕРДИЕ

Печать

 

 

red tПечалование о "Мемориале".

Церковь старательно не замечает кровоточащие язвы общества

 

Как ожидается, президент Владимир Путин, согласно традиции, соберет Совет по правам человека 10 декабря. В этот раз правозащитники намерены обсуждать с главой государства такие злободневные проблемы, как попытки закрыть «Мемориал», закон об иноагентах и пытки в местах лишения свободы. Такая повестка сегодня обсуждается в обществе, эти темы волнуют людей.

Однако в хоре голосов, возмущенных насилием над заключенными, попытками подавить свободу слова и лишить народ памяти о репрессиях тоталитарной эпохи, не слышно голоса Русской православной церкви. Не отдельных ее представителей, от высказываний которых потом можно отказаться, объяснив их личным мнением, а того, что называется соборным мнением духовенства и авторитетных верующих.

К Московскому патриарху уже обратились с вопросом об этом удивительном молчании. Но это обращение единичное. Кажется, никто уже не считает необходимым задаваться вопросом, отчего церковь, готовая громко возмущаться, когда она видит в чем-то нарушение своих привилегий, способна стойко молчать о том, что потрясает воображение обычных людей.

Удивляет, как способны священнослужители, так сказать, христиане по призванию и по службе, спокойно рассматривать кадры, на которых обнаженный человек лежит прикрученный простынями к кровати, с раскинутыми руками, словно распятый. На церковных форумах, с высоких кафедр, в православных передачах изо дня в день пугают обывателей европейскими гей-парадами. Но при этом отвратительная, насильственная содомия на грязном полу в СИЗО оставляет церковников равнодушными.

С тех пор как появились видеоматериалы о пытках в СИЗО, Московскому патриархату задавали немало конкретных вопросов. Указывали на награждения церковными орденами сотрудников ФСИН, имеющих отношение к получившим печальную известность пенитенциарным учреждениям, на то, что в пыточной-больнице есть православный тюремный храм. В ответ прозвучало неуверенное обещание лишить наград, если «герои» будут признаны преступниками. До сих пор ничего не известно об отзыве орденов.

РПЦ продолжает работу над увековечением памяти расстрелянных на Бутовском полигоне в Москве, причем обращается за помощью к волонтерам. Одновременно церковь равнодушно взирает на то, как готовят к гибели общество «Мемориал», которое самим своим существованием символизирует стремление сохранить память об ужасах массовых репрессий. Когда «Мемориал» создавался в конце 1980-х годов, немалый вклад в глорификацию замученных сделала верующая интеллигенция, поднявшая на щит возрождавшуюся после долгого государственного гнета церковь.

Когда Зюганов на днях заочно обличал митрополита Илариона (Алфеева) в неблагодарности Сталину, тому нечего было ответить. Митрополит предположил, что тело Ленина рано или поздно будет вынесено из Мавзолея, но лидер КПРФ напомнил иерарху, как Сталин «создал» РПЦ. Большинство духовенства отрицательно относится к коммунистической диктатуре, но им трудно признать, что решение вернуть уцелевших церковников из лагерей было принято вождем под давлением христиан США и Великобритании, союзников по антигитлеровской коалиции. Это что же теперь – признать, что верующие СССР, почти стертые в лагерную пыль, были спасены благодаря западному лоббированию? Это невозможно, ведь в лоббировании чуждых интересов обвиняют тех, кого сегодня одного за другим признают «иноагентами».

РПЦ забыла о печаловании – старинном обычае заступаться за гонимых. Красноречивое молчание, может быть, и полезно для самосохранения, но лишает церковь права называться совестью нации. Даже вызывает сомнения в притязаниях на роль самой большой общественной организации, объединяющей людей разных убеждений. Духовные менторы, проповедующие божественные истины, не выказывают элементарной человечности.

 

Источник