Регистрация / Вход



ЭТО ЕЩЕ НЕ КОНЕЦ

Печать

 

 

 

klepakov aПочему государство похоже на ад

 

Подчас ощущение такое, что со всеми этими вирусами и пандемиями люди сильно растерялись и, как в давние времена, начали искать ответы в магии и эзотерике, которые, впрочем, всегда были востребованы. О чём, к слову, свидетельствует и состояние книжного рынка. Между тем кто-то мудрый сказал, что ответы на загадки этого мира нужно искать в мирах других. Главное — найти для того правильные книги. И в этом смысле весьма интересно произведение Андрея КЛЕПАКОВА «Приманка». Ведь редко когда встретишь в современной литературе многоплановый текст с увлекательнейшим сюжетом и глубочайшей проработкой эзотерической темы, произведение, охватывающее сразу несколько знаковых исторических эпох. Обозреватель ИА Regnum Платон БЕСЕДИН пообщался с автором о состоянии массовой культуры, тайных знаниях, Рае и Аде на небе и на земле и о спасении в эти непростые времена.

 

ИА REGNUM: Андрей, ваш роман в трёх частях «Приманка» весьма не прост, конечно. Действительно, приманка. Чем он привлёк меня в первую очередь — так это сюжетом. Ладно скроенным, увлекательным. И вот что подумалось: как так получилось, что у нас пропала сюжетная литература? Нет, придумывают и выдумывают многое, но всё как-то по верхам. Насколько важен сюжет в принципе? Это ведь такая своего рода вежливость перед читателем.

Андрей КЛЕПАКОВ: Мне кажется, что книга, по крайней мере, беллетристика — это рассказанная история. А хорошая история — это в первую очередь интересная история. А какой может быть история без сюжета? Я думаю, что, прежде всего, скучной. Сюжет это скелет для произведения, как сценарий для фильма, на него уже можно накрутить психологичность или экшн, или мелодраматичность и т. д., что автор захочет, или что у него получится. Любую историю можно рассказать в любой тональности. Но сначала должна быть история, то есть сюжет, чтобы было, что рассказывать. И, скорее, сюжет это не столь проявление вежливости, сколько способ привлечь читателя.

Я позиционирую себя как писателя жанрового, хоть мне и трудно одним словом определить жанр романа. Но для жанра, безусловно, главное — это сюжет.

И мне кажется, что в России сложилось пренебрежительное отношение к жанровой литературе в принципе. Хотя на самом деле хорошую жанровую вещь написать во многом сложнее, чем артхаус. В отличие от среднестатистического западного автора, российского писателя больше всего волнует его сложный внутренний мир, а читателю это бывает скучно. Именно с этим, как мне кажется, связан успех Сальникова, который очень точно подмечает детали окружающего мира.

Мне было интересно придумывать приключения своих героев, было интересно бегать и стрелять вместе с ними. Надеюсь, что и читатель не разочаруется, а прочтет, что называется, взахлеб, от корки до корки.

 

Порою есть ощущение, что в современной российской литературе доминирует заумное (подчас псевдоинтеллектуальное) содержание, либо сомнительные истории об условных сантехниках, попадающих в мир орков и эльфов? Причём, и одно, и другое выглядит одинаково неубедительно. Не связано ли это с кризисом идей? Это касается ведь не только России: по сути, вся массовая культура снова и снова пережёвывает то, что уже давно придумано — переписывая, переснимая…

Само возникновение массовой культуры — результат роста жизненного уровня. Приблизительно до начала двадцатого века потребителями культуры были почти исключительно представители элиты, представители высокообразованных классов. Соответственно, и качество «материала» отвечало высоким требованиям.

С ростом доходов на рынок вышла масса, со своими требованиями и вкусами. Соответственно, художники перестроились; тем более что создавать низкопробный продукт гораздо легче, а платят за него ничуть не меньше, а иногда и в разы больше. Рынок есть рынок, и спрос рождает предложение; совершенно нормальный процесс.

 

Ну, а культура, так сказать, высокая?

Так ведь и потребители высокой культуры никуда не делись, это видно хотя бы на примере классической музыки. Каждый год консерватории выводят на рынок толпы музыкантов, и далеко не всем приходится играть в подземных переходах. Конечно, и тут свои гримасы, особенно в изобразительном искусстве, когда под видом высокоинтеллектуального произведения предлагается откровенный трэш.

И в литературе так же существует своя «музыка», занимающая пусть узкую, но высокую «нишу». И никуда она не денется, если, конечно, в очередном социальном катаклизме не будет уничтожена тонкая прослойка ее потребителей, как это происходило в нашей стране с семнадцатого по пятьдесят третий год, да и дальше, пусть и не с такой интенсивностью.

Поэтому я не стал бы переживать за российскую литературу. Ширпотреба всегда было, и будет больше. И это нормально. И во все эпохи интеллектуалы жаловались на засилье дурного вкуса. Но сливки-то остались с нами, от Гомера до Аксенова. А идей сейчас как раз огромное разнообразие: от национальной до феминистской. Выбирай любую и пиши роман, если хочется.

Свою «Приманку» я тоже не причисляю к высокой литературе, скорее, она занимает промежуточную позицию между философской прозой и развлекательным, фантастическим экшном.

 

Есть в вашей книге, безусловно, элемент и фантастический, и мистический, и, конечно, эзотерический. На последнем хочу остановиться отдельно. В школе и на первых курсах университета я капитально увлекался эзотерикой: Блаватская, Гурджиев, Кастанеда, Эвола и другие — «джентельменский набор», в общем. Вы интегрируете данную классику в свой текст?

Да, у меня тот же набор: Блаватская, Рерихи, Кастанеда, Даниил Андреев. Отзвуки их учений можно найти в моем романе, хотя, конечно, мое собственное видение кое-что поставило с ног на голову. Да и с традиционной религиозностью я не слишком церемонюсь. Все для собственного и читательского развлечения. Но, если перефразировать классика: «нервных просят не читать».

 

Вот что характерно, Андрей: рынок эзотерической литературы растёт; только он и растёт, собственно. Что это? Бегство от реальности? Попытка отыскать панацею?

Это в первую очередь обусловлено вакуумом на том месте, которое раньше занимала организованная религия. Поэтому с одной стороны расцвет эзотерики, а с другой стороны, например, климатический алармизм — очень в духе ранних христиан. Глобально атеизм начал свое победное шествие еще в 19 веке, а с распадом СССР произошло крушение еще одного большого идеологического проекта. При этом склонность к поискам чего-то большего, чем очевидная обыденность, у людей никуда не делась. А если говорить про современность: мы живем в обществе, распавшемся на множество взаимно пересекающихся ниш, в каждой из которых этот поиск чего-то большего обретает свои собственные очертания от построения конспирологических теорий до воинствующего атеизма. Место найдется всему.

 

Ваша «Приманка» зачастую вовсе не то, чем кажется на первый взгляд. Вы описываете там перевоплощение душ, Рай и Ад, их уничтожение. Это классно сделано, потому что есть глубочайшая проработка темы. Откуда, простите, такие знания?

Источники мы уже обсудили: Блаватская, Елена Рерих, Кастанеда, Даниил Андреев, Изумрудные скрижали. Некоторые египетские тексты, в переводах естественно. Я потратил на изучение эзотерики и попытки развить у себя экстрасенсорную перцепцию значительное время. Был адептом многих школ. Кое-что нашло отражение в романе в значительно облегченном виде, правда, чтобы читатель не заскучал.

 

От эзотерики к психологии. Герой вашей книги — психолог, гипнотизёр, а отношение к этим наукам в Советском Союзе было негативное, что и показано в романе. Мы упустили тогда с подобным отношением этап в своём развитии? И дальнейший всплеск интереса к экстрасенсам и магам — все эти Чумаки, Кашпировские, Грабовые — это своего рода компенсация за нереализованное и несбывшееся тогда?

В Советском Союзе под идеологический молот попали серьезные науки: генетика, кибернетика, психология. А увлеченность Кашпировским объясняется, на мой взгляд, извечным стремлением к халяве. Любимый сказочный герой — Иванушка дурачок. Все получает по щучьему велению, да по колдовству Конька-горбунка. Нырнул в котел дурачком — вынырнул умным, красивым и богатым. Но и поиск Высшего никто не отменял. А в интересе к магам и экстрасенсам, помимо практических целей: получить исцеление, приворожить любимого, и т.д., проявляется и попытка в блеске магического шара увидеть отсвет Высших Миров.

Мне также было жаль превращать своих потусторонних героев в совсем уж обычных людей, поэтому наделил их некими сверхспособностями. Бывшему ангелу досталось больше, возможности демона оказались скромнее, а бедный суккуб не получил почти ничего.

 

Позволю себе быть немного старомодным. Есть ли особая миссия у литературы сегодня? Какие у неё «козыри» против мира развлечения? Почему человек сегодня выбирает всё-таки не сериал, а книгу?

Нет, никакой миссии. Но в отличие от кино у литературы есть другие возможности, и не все написанное возможно показать кинематографическими средствами — описания чувств и переживаний, размышления автора и персонажей не всегда можно решить игрой актеров или закадровым голосом. Кроме того, текст предоставляет большую широту интерпретаций для читателя, поэтому литература не умрет никогда.

 

Хочу вернуться к роману. «Приманка» — как заявлено в аннотации, это книга о Рае и Аде. И тут я вспоминаю известные фразы «князь мира сего дьявол» или «нет другого ада, кроме как здесь»… Это я к тому, что ваша книга — это одновременно и мильтоновская, и кафкианская история, да, но история вполне жизненная.

Есть такой закон: как вверху, так внизу; как внизу, так вверху. И Горние Выси, пусть искаженно, но находят свое отражение в нашей действительности, а Земной мир каким-то образом влияет на Высшие Миры. История про мышь Эйнштейна меняющую Вселенную, глядя на нее. Я просто экстраполировал бардак нашей реальности, а вот куда, вниз или вверх пусть решает читатель.

 

Воплощения душ, описанные в романе, — это сюжетный ход, да, но ведь это и способ перемещения по историческим событиям, верно? Мы видим, к примеру, изнасилование армянской девочки турецкими солдатами, видим разрушенный Петроград — так вы смещаете акцент с фантастичности на актуальность?

О, когда б вы знали из какого сора! История с армянской девочкой возникла совершенно случайно: когда я писал, в этот момент по телевизору шла передача о геноциде пятнадцатого года. И судьба Арпеник идеально легла в требования моего сюжета. Но она же задала и все остальные временные рамки последовавших событий. Иначе герои просто не смогли бы встретиться на страницах романа.

Жанр, в котором написан роман, определяется как мистический реализм. В реальность вносятся элементы фантастики, но главное, конечно, наша действительность сегодняшняя или вчерашняя, не важно. Любая книжка всегда написана про сейчас и про людей, какие бы сверхъестественные персонажи в ней ни действовали.

 

Есть такое выражение «Всякая власть от Бога». В вашей книге потусторонние силы активно вмешиваются в жизнь власть имущих, а, следовательно, и в судьбы страны, народа. Какова в принципе, на ваш взгляд, природа власти: дьявольская или божественная?

Мы живем в дуальном мире: да и нет, хорошо — плохо, жизнь — смерть. Я думаю, что природа власти так же дуальна, она поддерживает порядок, не дает скатиться обществу в войну всех против всех, но одновременно подавляет отдельную личность. Или даже много личностей.

 

И финальный вопрос, Андрей. В «Приманке» есть конец Света. То, что мы наблюдаем сейчас — это конец Света? Или что-то другое?

Я все-таки оптимист, хоть и с пессимистическими настроениями. Думаю, что даже конец Света, еще совсем не конец. Есть основания полагать, что на Земле наша цивилизация не первая. Ей предшествовали другие, которые погибли по каким-то неизвестным нам причинам. Но даже если люди, их представители погибли, то души-то никуда не делись. Продолжают воплощаться в нас с вами. То есть, мы с вами это и есть люди тех древних цивилизаций. Вот только с памятью нашей что-то стало. Забыли все и очередной раз наступаем на давно знакомые грабли.

 

Илл: А.Клепаков, фото  П.Беседин

 

Источник

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал