Регистрация / Вход



"ДОХОДИТ ДО ДРАКИ!"

Печать

 

 

Антон СКРИПУНОВ

 

musl i putinМиллионы мусульман столкнулись с нерешаемой проблемой

 

Среди российских последователей ислама скандал: лидер кавказских верующих Исмаил Бердиев обвинил главу Духовного управления мусульман России (ДУМ) Равиля Гайнутдина в «нарушении юрисдикции» и создании «параллельных псевдоструктур». Спор обнажил давнюю проблему единоверцев, которые разобщены уже более 30 лет.

 

Спор за лидерство

Конфликт разгорелся из-за молельных домов в Краснодарском крае. Большинство мечетей региона входят в состав Координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМСК), который возглавляет муфтий Исмаил Бердиев. Однако в последнее время там все активнее действуют общины ДУМ. Что, по словам Бердиева, «дестабилизирует ситуацию» и приводит к ссорам.

«Призываем ДУМ России и ее руководителей перестать создавать альтернативные псевдомуфтияты и направить усилия на реальную работу, полезную для страны. К сожалению, как показывает практика, самоцелью ДУМ стало увеличение количества так называемых своих организаций в регионах без должного внимания работе и качеству уже действующих», — говорится в обращении Бердиева к единоверцам.

Само письмо, наверное, понятно только сведущим. Но муфтий Бердиев пояснил РИА Новости его суть: в ДУМ «хотят создать видимость, что в России есть только одно центральное духовное управление мусульман — в Москве и все ему подчиняются». По его словам, это раздражает кавказских собратьев, у которых собственный центр — КЦМСК.

В структуре Гайнутдина заявляют другое: они руководствуются уставом религиозной организации, который позволяет действовать в любом регионе страны. Более того, отметили в ДУМ, каждая мечеть сама решает, с каким муфтиятом ей быть.

По сути, принадлежность конкретной общины к той или иной централизованной организации выступает маркером легитимности: из «центра» имамов проверяют на знание исламского вероучения, решают конфликты между духовенством и прихожанами, а также помогают материально.

Кроме того, каждый муфтият издает фетвы — богословские заключения по тем или иным вопросам. Например, весной по общинам разослали документ об отношении к вакцинам против коронавируса.

Но единой резолюции по этому вопросу не было: ДУМ принял свою, а, например, Духовное управление мусульман Татарстана (одна из крупнейших структур в стране) — свою. От этого многие верующие пришли в замешательство: кому же доверять?

 

Давняя проблема

В России ислам по числу последователей занимает второе место после православия. По разным оценкам, мусульман — от 15 до 25 миллионов. При этом их община — самая быстрорастущая за счет высокой рождаемости и притока мигрантов.

Но нет у мусульман единой организации, подобной РПЦ. Сейчас в стране более 80 муфтиятов. Это беспокоит и светские власти. Так, глава Федерального агентства по делам национальностей Игорь Баринов еще в 2016-м заявлял, что слишком большое количество муфтиятов играет на руку экстремистам: без должного надзора со стороны легитимного духовенства им легче распространять свои идеи.

А исламские лидеры при этом не всегда даже могут договориться, как бороться с радикалами. Например, в августе 2016-го несколько авторитетных муфтиев приняли фетву, называющую ваххабитов «неистинными мусульманами». Другие видные исламские деятели отказались подписывать документ, и он в итоге так и не стал обязательным для всех.

Не получается и объединиться. За год до «грозненской фетвы» ведущие федеральные муфтияты — ДУМ России во главе с Гайнутдином и Центральное духовное управление мусульман (ЦДУМ) задумали слиться. Последнее в годы СССР было единственной «всесоюзной структурой». Но в начале 1990-х из-за внутренних конфликтов от нее начали откалываться общины.

В 1994-м появляется возглавляемое Гайнутдином Духовное управление мусульман Центрально-Европейского региона (впоследствии переименованное в ДУМ России), взявшее под крыло часть несогласных. К нулевым количество самостоятельных центров было уже трудно сосчитать: они то объединялись, то еще больше дробились. Наиболее ярко это показывает состав Межрелигиозного совета страны, где от ислама целых четыре представителя.

Слияние ДУМ и ЦДУМ в 2015-м могло бы положить конец раздробленности. Однако дальше слов не пошло. А осенью 2016-го появилась еще одна структура общефедерального масштаба — Духовное собрание мусульман России (ДСМР).

С тех пор число муфтиятов только росло: общины все так же активно «блуждают» по юрисдикциям.

«Нам известно о давлении, которое оказывают на наших представителей на местах: шантаж с целью оторвать, отлучить наши организации от Духовного управления мусульман России. Доходит даже до избиения председателей общин, которые не изменили присяге!» — возмущается Равиль Гайнутдин.

Чаще всего конфликтуют из-за какого-либо спорного решения «центра»: на этой почве, например, в конце прошлого года из состава ЦДУМ вышли мордовские общины. А бывает, ссорятся из-за мечетей. Их у общефедеральных ДУМ, ЦДУМ и ДСМР не так уж много: более одной тысячи, 1400 и несколько сотен соответственно. Лидируют региональные муфтияты — дагестанский (более трех тысяч) и татарстанский (более полутора). Всего же в России свыше восьми тысяч молельных домов.

 

«С кем вести дела?»

Российские мусульмане утверждают, что восемь тысяч молелен на два десятка миллионов верующих — крайне мало. И просят власти выделить землю.

Однако нередко чиновники попросту не понимают, какая именно организация представляет интересы верующих. Так, например, было в Екатеринбурге, где мечеть не могут построить с 2006-го. По словам исламоведа Ахмета Ярлыкапова, в городе действовало шесть параллельных друг другу муфтиятов.

«Региональные власти зачастую не знают, с кем вести дела, — говорит эксперт. — Им ведь куда проще, если бы верующих представляла одна структура».

Эта же проблема обнажилась при обсуждении проекта главной мечети Вооруженных сил России. Мусульманские лидеры не разработали общий план здания и даже не договорились, где будет стоять молельня.

 

Лишь одно решение

Корень проблемы Ярлыкапов видит в особенностях ислама: «Он ведь отличается от того же православия, где есть одна Церковь. В мусульманской религии нет священников, поэтому нет и вопроса о том, кто должен главенствовать над всеми».

Тем самым, отмечает специалист, каждая отдельная община самостоятельно назначает лидера и решает, к какому муфтияту примкнуть. Тот же «представляет собой общественную организацию», а не четко выстроенную иерархическую структуру, как РПЦ.

«Поэтому у проблемы единственное решение — помощь государства, которому ничего не стоит объединить всех. Ведь муфтияты искусственно создавали и в Российской Империи, и в Советском Союзе», — говорит Ярлыкапов.

Однако и тогда, продолжает он, «власти понимали, что в такой огромной и разнообразной стране невозможно управлять верующими из единого центра». Поэтому даже в советские годы, к примеру, среднеазиатские мусульмане имели свой муфтият. Без этого принудительная централизация ничего не даст, а только усугубит противоречия в умме.

Поэтому, считает эксперт, прежде всего необходимо желание самих мусульман. А его пока нет.

 

Илл: Встреча Владимира Путина с муфтиями во время рабочей поездки в Приволжский федеральный округ, фото Михаил Климентьев

 

Источник

 

 

Ресурсный правозащитный центр РАСПП

Портал Credo. Непредвзято о религии  Civitas - ресурс гражданского общества

baznica.info  РЕЛИГИЯ И ПРАВО - журнал о свободе совести и убеждений в России и за рубежом

адвокатское бюро «СЛАВЯНСКИЙ ПРАВОВОЙ ЦЕНТР»  

Религиоведение  Социальный офис
СОВА Информационно-аналитический центр  Религия и Право Информационно-аналитический портал